Газета «Вестник»
Архив

№ 5 (579)
1 февраля 2002


Заголовки в формате RSS

Древнейшая профессия — для девочек


Две девочки, две шестиклассницы. Открытый невинный взгляд, дневники с отличными оценками. Радость родителей, надежда учителей. Одним словом, примерные девчонки. Примерные, если бы не одно обстоятельство. Еще не понимая, они на всю жизнь поставили на себе клеймо. Простое и звучное. Для одних оно как оплеуха, для других — как фанфары. Марина и Олеся — МАЛОЛЕТНИЕ ПРОСТИТУТКИ!

«Не хочешь — не надо, а плакать-то зачем»

Двенадцатилетняя Марина учится в одной из школ Засвияжья. И семья у нее самая что ни есть благополучная: мама, папа, бабушка, маленький братик — семейный портрет в интерьере.

— У нас в семье дешевых вещей не любят. Я их тоже не люблю, — и неожиданно добавляет, — чем он старее, тем больше можно брать.

Марина уже около года занимается проституцией, однако стесняется слова «клиент».

— Я беру по-разному. Посмотрю на него и потом уже называю свою цену. Например, 100 рублей. Сначала страшно было: вдруг скажет, что дорого! Но ни разу никто не сказал.

Я в смятении, не зная, о чем спросить, хотя вопросов — тьма. Язык не поворачивается спрашивать такое у молоденькой девочки.

— Но все-таки, Марина, где ты берешь ИХ, как знакомишься? — Смеется. Оказывается, надо только выйти в ближайший сквер в короткой юбочке, сесть на скамейку, вот так, нога на ногу, и посмотреть на прохожих — вот так. И кто-нибудь обязательно подойдет. А «старенькие» еще и живут рядом — очень удобно. Только вот зимой, говорит Марина, холодно в короткой юбке.

— Кто был первым?

— Я шла к подруге. Погода была хорошая, шла не спеша, людей рассматривала. Тут парень, симпатичный такой. Я на него посмотрела внимательно, а он вдруг повернулся и пошел рядом. Идем, говорит, ко мне, не пожалеешь.

— Скажи, ты сразу поняла, зачем он тебя позвал?

— Не-а, не сразу. Потом догадалась, конечно. Но уже неудобно было отказываться — сама же пошла, никто не тянул. Да и что такого? Потом он дал мне 30 рублей и просил не болтать. А я и не собиралась, что я — дура? А вообще — ничего особенного нет, когда говорят, что я красивая, хвалят — очень приятно. Разговаривают как со взрослой. И деньги дают…

— А у тебя есть мальчик, в которого ты влюблена?

— С ума сойти! — она смущается. — Есть, но он об этом не знает. Он из нашей школы, старшеклассник. Даже не смотрит на меня. А дискотеки у нас отдельно от старшеклассников.

Нет, я чего-то не понимаю в этой жизни. Нормальная девочка: уроки делает аккуратно, по видео смотрит мультики, влюбляется, с подружками болтает. И вдруг обнаружила возможность заработать «на всякие пустяки» сотню-другую. Главное, «удобно» и «делать ничего не надо». И не очень-то понимаешь — что за паника такая у взрослых: разве что СПИД? Мама Марины узнала о том, что дочь занимается проституцией случайно, подвела подружка. Той срочно понадобились деньги, и она попросила у Марины взаймы: все знают, что у нее всегда есть. А Марина по-товарищески посоветовала ей заработать самостоятельно. Так эта «странная» девочка вместо того, чтобы сказать спасибо и побежать за короткой юбкой, ни с того ни с сего разревелась и проболталась маме. Марина совершенно искренне недоумевает: не хочешь — не надо, но реветь-то зачем? Марина — редкий случай, можно сказать, самородок: как правило, ее ровесницы в одиночку не работают. Либо находится компания, либо «импрессарио», который подбирает 12–15-летних красавиц, сводит с клиентами. И забирает себе львиную долю заработка.

Олеся мечтала о маленьком пушистом щеночке

Тринадцатилетняя школьница из нового города Олеся о своей старшей подруге говорит с ненавистью и восхищением: «Она такая, как в кино показывают!» Не знает Олеся ни ее фамилии, ни адреса: «Велела звать Маргаритой. Убить обещала, если кому скажу». Слово «убить» она произносит, округлив глаза. Сразу видно — верит и боится по-настоящему. Откуда взялась Маргарита? А ниоткуда. Каникулы были, мама на работе, ребята разъехались, а Олеся скучала во дворе. Тут-то Маргарита и появилась: «Деньги нужны?» И объяснила популярно, что надо будет делать. «Подумай, — сказала, — а я зайду завтра в это же время!» Олеся честно думала, сначала хотела отказаться: страшно ведь! Но другой возможности заработать ей никто не предлагал. Вспомнила все, что знала, об отношениях мужчин и женщин. И вспомнив, пришла к выводу, что ничего плохого она не сделает. А Маргарита, между прочим, обещала 200 рублей за первый раз — «за смелость», как она сказала. А потом по 30–50, как получится. «За один только раз!» — удивлялась Олеся такой неслыханной щедрости.

Она знает цену деньгам: мама растит ее одна. «Я решила — один раз пойду, а там посмотрим», — рассказывает она. Маргарита пришла вовремя, как обещала, олесино согласие приняла как должное — и сразу за дело, пока девчонка не передумала. Увела Олеську в какой-то подъезд, открыла сумку: «Переодевайся!» Девочка так и сделала.

— В первый раз было очень противно. Очень! Такой большой, старый! Больно. Я думала, что он меня раздавит! Все пыхтел мне в ухо… Страшно так! Не хотела больше.

Потом Олеся вернулась домой, деньги положила под матрац. И думала: «Все! Маргарита придет — и я откажусь». Но через несколько дней мерзкие воспоминания поблекли, а деньги остались такими же реальными: двести рублей! Олеся никогда в руках не держала таких денег. Она все доставала их из-под матраца, рассматривала, думала: «Мама терпела это, чтобы я родилась. А я?! Подумаешь, неженка! Не задаром ведь». Олеся всегда знала, что за ерунду денег не платят. И мама ее на двух работах очень устает, а тут такие большие деньги! И девочка поняла — работу надо уметь терпеть, за это и платят. И через неделю снова переодевалась в грязном подъезде.

— Потом мне немножко стало привычно, я всегда глаза закрывала. Только считала, сколько раз еще надо сходить.

Да, Олеся не собиралась терпеть такие мучения всю жизнь. У нее была заветная мечта, требующая больших денег, которых мама дать ей никак не могла. Олесе оставалось «отработать» еще 3–4 раза, когда все открылось.

Когда мама нашла у Олеси деньги, девочка очень боялась сказать правду. Но мама решила, что она их украла, а красть — Олеся усвоила с детства — нельзя. Пришлось признаться, что деньги заработаны честно: за полгода — 680 рублей. И ни копейки не потрачено: Олеся копила на собаку. Теперь она у нее есть, именно такая, о которой мечтала — это учительница уговорила маму.

Теперь все олесино время отдано щенку: «Он уже понимает, когда говоришь „нельзя!“ Девочка тоже понимает, что такое „нельзя“. Нельзя красть, нельзя убивать, поздно приходить домой нельзя. И врать.

— Олесечка, а что еще нельзя, как ты думаешь? О чем тебя еще предупреждали?

— Нельзя делать другим плохо. Но о том, что я делала, мама ничего не говорила, честное слово…

Предыдущая статья  Следующая статья
Архив
Ульяновский государственный университет

Главный редактор: Хохлов Д.Г.

Адрес:
432700 г.Ульяновск
ул. Водопроводная, д.5

Телефоны:
67-50-45, 67-50-46

Газета зарегистрирована
28.03.1996 г. Поволжским регионалным управлением Госкомпечати. С 1335.

Site design:
Виорика Приходько

Programming:
Олег Приходько,
Константин Бекреев,
Дмитрий Андреев

[Valid RSS]


Свежий номер   |   О нас   |   Для рекламодателей   |   Доска объявлений   |   Письмо в редакцию   |   Ссылки

Copyright © Вестник, 2001-2019